Мария Айрапетова 0 72

«Лох» или экстремист? Распространение материалов может обернуться тюрьмой

Около десять человек в год в регионе попадают за решетку за экстремизм.

И снова местные томские силовики сообщают о том, что возбуждено очередное уголовное дело в отношении 21­летнего местного жителя, подозреваемого в размещении в сети Интернет материалов экстремистского характера. Парню теперь грозит реальный срок. И случай этот далеко не единичный.

Но где грань между свободой слова и уголовно наказуемым деянием? И чем опасен экстремизм? Об этом корреспондент «АиФ-Томск» поговорил с заместителем руководителя отдела процессуального контроля следственного управления Следственного комитета РФ по Томской области Павлом Журавлевым.

Разница – в намерениях

Мария Айрапетова, «АиФ-Томск»: Павел Георгиевич, что такое экстремизм? Люди на бытовом уровне все еще путаются в понятиях, считая, что экстремизм и терроризм – одно и то же. Так ли это? Или они идут бок­ о ­бок?

Павел Журавлев: Эти понятия следуют параллельно друг другу. Если экстремизм – это приверженность крайним взглядам, то терроризм – это более опасное социальное явление. В законе прописано, что именно мы считаем экстремизмом. Это в частности пропаганда социальной, расовой и религиозной нетерпимости, распространение идей превосходства человека по расовому, религиозному или другому признаку. Это также призыв воспрепятствования деятельности госорганов, массовое изготовление материалов и публичные призывы к участию в экстремистской деятельности.

Цитата
Преступления экстремистской направленности имеют схожий характер.

А статья «терроризм» предусматривает ответственность за взрывы, поджоги и другие действия, устрашающие население и создающие опасность гибели человека. В том числе причинение значительного ущерба либо наступление тяжких последствий с целью принятия властями каких­то решений в пользу инициаторов террористических акций.

– Последний случай телефонного терроризма, когда по звонкам о якобы заложенных взрывных устройствах эвакуировали людей из торгового центра «Изумрудный город», одной из школ, вокзала – это чистой воды терроризм или и экстремизм тоже? Какие последствия?

– Конечно, такие сообщения относятся к уголовным делам террористической направленности, но нужно рассматривать каждый отдельный случай и разбираться в мотивах таких сообщений.

То есть, если звонит какой-­нибудь школьник, который не хочет идти на экзамен, и сообщает о бомбе, то здесь стоит говорить просто о хулиганстве. Другая ситуация, если какая­то организация, занимающаяся террористической деятельностью, спланировала эту акцию с целью оказания воздействия на социальную обстановку в стране, устрашения населения и намерена парализовать работу государственных органов власти. Здесь сообщение о минировании будет расцениваться как терроризм.

– Поделитесь секретом, как отслеживают экстремистов? Какие силы при этом задействованы?

– Все преступления в Томской области экстремистской направленности имеют схожий характер. Речь идёт об опубликовании в сети Интернет материалов экстремистского характера. Как правило, приверженцы радикальной идеологии начинают пропагандировать на своих страницах в соцсетях какие­то идеи и позволяют неопределенному кругу лиц просматривать эти материалы, становиться приверженцами этой идеологии.

Работа по мониторингу интернет­ресурсов, социальных сетей и средств массовой информации идет непрерывно, мы работаем в комплексе с сотрудниками МВД и ФСБ.

В большинстве случаев это работа вручную с помощью поисковых систем. И в каждом случае мы должны разобраться, распространил какую­-то сомнительную картинку человек случайно либо умышленно. При этом у нас есть порядок закрытия таких сайтов с сомнительной идеологией. С помощью Роскомнадзора, через суд мы можем закрыть ресурс. Процедура явно усложненная. Тем более что открыть новую страницу злоумышленники могут за считанные минуты. Но говорить о тенденции увеличения не приходится. На протяжении последних нескольких лет количество таких преступлений держится примерно на одном уровне – порядка 10 уголовных дел в год.

Как правило, дальше картинок и сообщений в интернете этот экстремизм ни во что не выливается. Но это и благодаря тому, что мы успеваем вовремя пресечь эту деятельность. Нельзя недооценивать и профилактическую работу: совместно с УМВД мы регулярно проводим встречи в образовательных организациях на тему противодействия экстремизму.

От скуки…

– Кто эти люди, которые пропагандируют экстремистские взгляды?

– Как правило, это молодые люди от 16 до 30 лет. В основном неработающие, нигде не учащиеся, которым нечем себя занять, и они большую часть жизни проводят в сети Интернет, общаются в социальных сетях. Сперва они сами попадают в какое-­то сообщество с сомнительной идеологией, потом ею пропитываются и начинают распространять.

экстремизм
экстремизм Фото: СУ СК РФ

Конечно, есть исключения. Один из самых ярких прецедентов – это задержание северчанина. Студент Томского госуниверситета, вполне адекватный парень, считал себя приверженцем националистической идеологии. Собирал всю атрибутику, значки со свастикой и при этом активно распространял в Интернете свои взгляды, искал единомышленников… Оперативные службы «вычислили» его именно по постам на странице в соцсети. Во время обысков у него дома были обнаружены предметы с нацистской символикой. Когда следователи начали общаться с его окружением, то все признавали его интерес к нацизму. Однако нацизм – это очень небольшой процент дел, относящихся к экстремизму.

Еще один интересный случай – это уголовное дело в отношении группы молодых людей, подозреваемых в организации экстремистского сообщества. С января по август 2017 года они совершали преступления экстремистской направленности в отношении лиц неславянской национальности и освещали свою деятельность в Интернете. Но по этому делу ведется расследование, и мы пока не можем разглашать нюансы.

– В Томске много мигрантов. И мы гордимся своей толерантностью. Но время от времени возникают разборки именно на почве национальной неприязни. Каковы тенденции?

– Что касается уголовных дел, расследованием которых занимается Следственный комитет, а речь в данном случае идёт об убийствах или тяжких телесных повреждениях, то с 2009 года их не было. Мы говорим именно о преступлениях, совершенных на почве национальной розни. В этом плане Томская область выглядит вполне благополучно. Возможно, бывают какие-­то хулиганские выходки, но ими занимается полиция. И мне кажется, такая положительная тенденция создалась не столько из­за активной работы правоохранительных органов, сколько благодаря высокому культурному уровню самих горожан. Поскольку у нас много университетов, много приезжих людей, иностранцами и мигрантами нас не удивить.

Разумные границы

– Наркотики и экстремизм. Есть какая­то связь? Одурманенного молодого человека легче подсадить на крайние взгляды?

– Здесь могу сказать, что, наоборот, по делам, которые мы расследовали, людей, употребляющих наркотики, среди задержанных нет. Напротив, это люди инициативные, готовые продвигать идеологию. Если речь идет о тех, кто придерживается нацистских взглядов, то это люди, обычно занимающиеся спортом. Могу предположить, что мнение о взаимосвязи наркотиков и экстремизма родилось на почве того, что под наркотиками проще втянуть человека в террористическую деятельность.

– Выборы и экстремизм. Идет предвыборная кампания. Как правило, в периоды такой повышенной общественной активности активизируются и люди крайних взглядов. Чего нам ждать?

– Прогнозировать сложно. Но никаких резких всплесков пока нет, мы постоянно держим на контроле ситуацию. Если вспомнить предыдущие политические кампании, то такие попытки появлялись, но все были вовремя пресечены.

– И все же, где разница между экстремизмом и свободным волеизъявлением своих взглядов? Было много опасений, когда принимался закон, что это удар по свободе слова и мнений. Оправдалось ли это опасение?

– Везде должны быть разумные границы. И считаю, что никакого ущерба свободе слова и взглядов такой контроль не нанес. Ведь нужно просто следовать закону. Перед тем как поделиться какой-­то информацией, вполне разумно поинтересоваться, не противоречит ли она законодательству? Тем более, когда речь идет о распространении идеологических воззрений. Ведь есть материалы, которые включены в список экстремистских, и их запрещено распространять. В Томской области все дела, которые мы рассматривали как экстремистские, как правило, были связаны с превосходством одних людей над другими по разным признакам – религиозным, национальным и так далее. К счастью, таких дел не так уж много.

Досье
Павел Журавлев родился в 1982 году в Томске. После окончания школы поступил в Юридический институт ТГУ. Получив диплом, с 2004 по 2007 годы работал следователем, старшим следователем прокуратуры Советского района г.Томска. С созданием Следственного комитета при Прокуратуре РФ принят на должность референта отдела процессуального контроля регионального следственного управления. В настоящее время занимает должность заместителя руководителя отдела процессуального контроля СУ СК РФ по Томской области.


Загрузка...
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Неужели никому из водителей не удается оспорить штрафы за нарушение ПДД?
  2. Как проголосовать, находясь в другом городе?
  3. Введут ли надземные переходы в районе Пушкинской развязки в эксплуатацию?
Самое интересное в регионах