Соломон Выгон 0 57

Опять в губернию? С кем надо объединяться, а с кем – ни в коем случае

Томск дважды в прошлом веке терял свой губернский статус и переходил в подчинение соседнего Новосибирска, в сталинские тридцатые, а затем в хрущевские, пятидесятые годы. И оба раза резко эти своеобразные «агломерации» замедляли развитие.

Российский экс­министр финансов Кудрин, томич по рождению, предложил объединить в агломерацию Барнаул, Новосибирск и Томск.

Эта новость вызвала большой общественный резонанс. Насколько это целесообразно? Какие перспективы развитию территорий может сулить? И реальна ли такая идея вообще? Об этом корреспондент «АиФ-Томск» поговорил с инициатором создания  агломерации в пределах области, экс­спикером областной думы, депутатом Законодательной думы Томской области и президентом областного союза строителей Борисом Мальцевым.

Кто выиграет?

Соломон Выгон, «АиФ-Томск»: Борис Алексеевич, так как вам такая идея?

Борис Мальцев:  Даже если бы не было никаких мыслей и идей об объединении областей, нам все равно надо задуматься, что такое Томск в 21 веке. Какова его роль в России, в Сибири, в жизни каждого жителя Томской области. Я тоже делаю заявление, что объединение Томской области с Новосибирской, Кемеровской, Омской или Свердловской областью произойдет. Это только вопрос времени.

Но главный вопрос в том, кто  от этого выиграет? От объединения областей выиграет тот регион, к которому присоединят остальных. Томск дважды в прошлом веке терял свой губернский статус и переходил в подчинение соседнего Новосибирска, в сталинские тридцатые, а затем в хрущевские, пятидесятые годы. И оба раза резко эти своеобразные «агломерации» замедляли развитие, отбрасывали  400­летний Томск  

Но и обретя областной статус и понемногу воспрянув, Томск вновь попал под каток  агломерации в пятидесятые годы. На этот раз при создании Хрущевым совнархозов, где опять же «рулил» соседний Новосибирск, а Томская область размером с Францию вновь была «задвинута» в своих правах и возможностях в статус глубокой провинции.

Цифра
1млн 300 тысяч человек – реальный мегаполис Томска.

Вспомните, какими  г. Томск и область вышли из состава Новосибирской области. У меня есть копия письма профессора И.Н. Бутакова в правительство в 1943 году, о тяжелом положении «в жилищно­коммунальном и культурно­бытовом строительстве в Томске». Так вот, тогда в  Томске было 130 км улиц, из них ни одной асфальтированной. И если в начале века в городе было 12 бань, то в момент выхода из­под подчинения Новосибирску осталось шесть. Интересно, что после второго ухода из Новосибирска бань в Томске стало ещё меньше, 3 или 4.

Областной центр районного масштаба

– И все же непонятно, что такого пугающего в объединении?

–  Мы получим  районные центры и города областного подчинения и будем только иногда видеть губернатора по телевизору. А глав администраций, мэров городов Стрежевого, Колпашева, Асина  допустят в здание администрации губернатора только до постового милиционера, чтобы передать нижайшее прошение губернскому начальству.

 Люди, ничего не сведущие в так называемых межбюджетных отношениях, могут сказать: «Ну и слава Богу, начальства хоть меньше будет.» К сожалению, именно от областного начальства на 80–90% зависит жизнь наших районов и городов: от губернатора и его команды. От их умения привлекать федеральные средства, встраиваться в различные госпрограммы. Потому что на жизнь себе многие районы сегодня зарабатывают лишь 10–15% от потребности, и в перспективе  особо крутого изменения не предвидится. Больше они заработать просто объективно не смогут.

Возьмите губернаторский квартал – все значимые здания в этом квартале содержатся за счет областного бюджета: «белый дом», драматический театр, Концертный зал, здание, где расположен магазин «1000 мелочей», онкологический диспансер, здание УВД, стоматологическая поликлиника и т.д. Город как муниципальное образование  содержит только трамвайную остановку. Если он перестанет получать из областного бюджета 7 миллиардов рублей, все  здания захиреют. Томск превратится в город  районного масштаба, где филармония  не положена, а областной театр и вовсе не нужен.

Захочет ли жить в таком городе уважающий себя доктор наук, профессор? А тем более кандидат наук, подающий большие надежды? Я сомневаюсь. Поэтому все рассуждения о том, что Томск останется научно­образовательным центром, да еще будет процветать – весьма проблематичны. Научно­образовательным центром районного масштаба – да! Областного? Вряд ли. А о российском и мечтать не надо. Естественно, вряд ли поедут иногородние студенты в такой город и такие вузы.

Отвечать на вызовы

– Какой­то апокалипсис вы нарисовали. Но ведь жизнь не стоит на месте, есть вызовы времени,  и на них надо отвечать.

– Да, и тогда  хотя бы приблизительно наметить на далекую перспективу размещение производительных сил на территории области, и в соответствии с этим определить места проживания населения области. Все новые законы о местном самоуправлении говорят о том, что населенные пункты должны кормить себя сами! Сегодня из 713 населенных пунктов  области это может сделать только десятая часть. Во­первых, большая территориальная разбросанность. А во­вторых, как создавались раньше новые города и поселки?

Я хорошо помню встречу председателя Госплана СССР Байбакова Н.К. и первого секретаря Томского обкома КПСС Лигачева Е.К. на строительстве поселка Пионерного.

Мы докладывали о строительстве (шикарных по тем временам) общежитий для нефтяников – несколько фундаментальных кирпичных зданий, соединенных галереями, с кинозалом, спортзалом, зимним садом и т.д. Мы гордились этим сооружением, но Байбаков – сам по профессии нефтяник – выразил совершенно другую точку зрения: зачем вы тратите государственные деньги зря? Нефть очень быстро кончается, и что вы будете потом делать с этими очень дорогими сооружениями? Тогда мы, томичи, были просто оскорблены этим заявлением. Но прошло время, и теперь уже понятно, что мы сделали ряд ошибок. Лес вырубили – поселки остались без работы. Город Кедровый – прогнозы большой добычи нефти и газа не оправдались.

Но сейчас об этих территориях хотя бы заботится  власть,  пытается строить дороги, линии электропередачи, оплачивает дорогущую электроэнергию от дизельных электростанций, зимой чистит дороги и т.д. А завтра, когда губерния будет бесконечных размеров, кто протянет руку помощи этим поселениям, этим гражданам великой России?

Своя агломерация лучше

– Странно слышать от вас такое нетерпимое сопротивление этой идее. Но не вы ли были инициатором и  идеологом создания агломерации из Томска, Северска и Томского района? Тогда это сочли сущим бредом. Пока действительно не начался процесс сближения. Тимирязево и Дзержинка –  уже Томск.

– Это совсем другое. Я не устаю повторять: нам нужно не разукрупняться, а укрупняться.  Томск должен быть как минимум миллионник!  Город­миллионник и село Кожевниково имеют совершенно разные нормы  и потребления, и доходов. Но главное, миллионник – это магнит для инвесторов!!! За последние  20 лет я не видел ни одного инвестора в г. Кедровом!

Для этого на первом этапе просто необходимо увеличить территорию г. Томска за счет вхождения в состав города умирающих поселков городского типа, поселков, которые уже давно де­факто являются частью города., поскольку к сельскому хозяйству они никакого отношения не имеют. Да и многие жители этих поселков работают, учатся и даже лечатся  давно в Томске. Присоединение этих поселений к областному центру, конечно, должно быть добровольное.

Что получит Томск от такого объединения? Это, во­первых, статус. Во­вторых, землю.  Земля – это один из самых главных доходов любого крупного города. Возьмите Новосибирск – там аренда одного квадратного метра земли в среднем стоит 1000 рублей, а в Томске сейчас самая высокая ставка арендной платы составляет 645 рублей. Но будет обязательно стоить столько, сколько в Новосибирске.

Отдельный разговор – Северск. В этом объединении кровно заинтересованы жители двух городов. Чтобы северчане не чувствовали себя инопланетянами, на стыке городов Томск – Северск  нужно   построить новый суперсовременный район. И для этого есть все возможности. Огромный участок земли в 1422 гектаров, настоящий заповедник в черте города,  где имеются канализация, тепло, электроэнергия, вода! И никакого сноса! 

Застройка этого района должна производиться в новом, совсем незнакомом томичам стиле хайтек. Этот стиль позволяет органично использовать современные материалы, достижения высоких технологий и максимально использовать возможности природы. И это еще как минимум 350 тысяч населения. А вместе с присоединенными поселками Томского района всего под миллион  человек.

Но не забывайте Транссибирскую магистраль, там в 30–60 км от Томска уже сегодня проживает 350 тыс. человек. Не надо их присоединять к Томску, дайте им дороги мирового класса – и вот в агломерации уже 1 млн 350 тыс. человек. Это уже тема для богатых инвесторов и для властей всех уровней.  И объединять никого не надо (кроме томичей), и строить, кроме дорог и новых промышленных объектов, ничего не надо. Вот в такой мегаполис федеральная власть, я думаю, вложится!

Досье
Борис Мальцев. Родился 12 июля 1938 года. Окончил ТИСИ. Был самым молодым начальником «Главтомскстроя». Работал заместителем председателя Томского облисполкома, председателем Законодательной думы Томской области. Был членом Совета Федерации, членом ПАСЕ, членом президиума законодателей РФ. Академик Российской академии наук, профессор. Известный политик, общественный деятель. Награжден многочисленными государственными наградами. Имеет двоих сыновей.


Загрузка...
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Неужели никому из водителей не удается оспорить штрафы за нарушение ПДД?
  2. Как проголосовать, находясь в другом городе?
  3. Введут ли надземные переходы в районе Пушкинской развязки в эксплуатацию?
Самое интересное в регионах