aif.ru counter
30

Может, пора разрешить?

"Хочу упокоиться на Южном кладбище", - с такой неожиданной просьбой обратился в редакцию постоянный читатель нашей газеты, пенсионер, член Союза журналистов России Владимир Уральцев. Владимир Григорьевич посетовал: и места на кладбище полно, и родственники его там похоронены, он даже заплатить за место готов, а... не разрешают.

"Хочу упокоиться на Южном кладбище", - с такой неожиданной просьбой обратился в редакцию постоянный читатель нашей газеты, пенсионер, член Союза журналистов России Владимир Уральцев. Владимир Григорьевич посетовал: и места на кладбище полно, и родственники его там похоронены, он даже заплатить за место готов, а... не разрешают.

"В Воронино не хочется"

Могила тещи Владимира Уральцева - одно из последних захоронений на Южном кладбище: в 1962 году оно было закрыто по указу обл-

исполкома. Возле могилы полно места - санитарные нормы, как уверяет Владимир Григорьевич, позволяют обустроить рядом место под два новых захоронения, на которое рассчитывают они с женой.

- В Воронино нам совсем не хочется, это далеко, мы всю жизнь в Кировском районе прожили, это наше кладбище, - говорит Владимир Уральцев. - А нам говорят - нельзя, даже за свои деньги, потому что кладбище муниципальное.

Владимир Орлов, директор УМП "Комбинат спецобслуживания", подтвердил: просьбу нашего читателя он выполнить не может, хотя сам был бы не против использовать Южное кладбище для новых захоронений.

- Понимаете, в России сейчас нет такого понятия "закрытое кладбище", - объясняет он. - Когда место заканчивается, начинают использовать брошенные могилы, где захоронения были произведены более двадцати лет назад. К тому же в 1996 году был принят федеральный закон, по которому кладбища не подлежат сносу, как это делалось раньше, а превращаются со временем в лесопарковую зону.

Но Южное кладбище все же было закрыто - а значит, сейчас требуется решение городских властей, чтобы официально открыть его для дальнейшего использования. В 2006 году руководство "Комбината спецобслуживания" выходило с таким предложением к депутатам городской думы, но инициативу не поддержали. "Сказали, мол, земли у нас и так много", - говорит Владимир Орлов.

Между тем место для новых захоронений на Южном кладбище действительно есть: четыре года назад "Комбинат спецобслуживания" провел своеобразную "инвентаризацию", выяснив, что к настоящему моменту родственники ухаживают только за 1,5 тысячи могил из 22 тысяч. Значит, остальная территория потенциально может быть использована. Правда, для этого ее еще нужно привести в порядок: выкорчевать деревья, которые густо растут по всему кладбищу, проложить дорожки. А на это, по словам Владимира Орлова, требуется несколько десятков миллионов рублей.

- В городском бюджете сейчас нет ни копейки на кладбища, - разводит руками первый заммэра Томска Евгений Паршуто. - А проблемы, между тем, есть серьезные: на Воронинском кладбище нужно готовить новые кварталы, на это требуется около двадцати миллионов рублей, которых у нас нет. Я понимаю обоснованность предложения об открытии Южного кладбища, но меня просто не поймут, если я сейчас предложу депутатам выделить такие огромные суммы на его благоустройство.

Будущее за колумбариями?

Депутат городской думы Лев Пичурин подтвердил, что разговоры о возможном открытии Южного кладбища велись, и неоднократно. Но в то, что это когда-нибудь произойдет, сам Лев Федорович не верит, причем не только из-за дефицита средств.

- Де-факто это кладбище уже стало мемориалом, - считает он. - А лично я вообще против того, чтобы там делать новые захоронения: кладбище очень старое, надо подумать о санитарно-гигиенической стороне этого вопроса. Не зря же во все времена считалось, что нельзя вскрывать могилы: боялись не только войн и несчастий, но и эпидемий.

Владимир Орлов, между тем, убежден, что вопрос об использовании старых кладбищ рано или поздно назреет: Воронино уже расположено довольно далеко от города, а его хватит максимум на 50 лет. Потом территорию под новое городское кладбище придется устраивать уже за 40-50 километров от Томска. Решить проблему как раз и могла бы систематическая кремация бесхозных старых захоронений и обустройство новых могил на их месте. А Лев Пичурин вообще выступает за открытие в городе крематория. По его словам, нравится нам это или нет, но будущее - за колумбариями, а не классическими кладбищами, и Европа уже повсеместно переходит на эту систему.

А на Южном кладбище можно было бы благоустроить площадку для захоронения ветеранов войны и почетных граждан. Евгений Паршуто обещал, что в мэрии обсудят такой вариант.

Смотрите также:


Загрузка...
Газета
Самое интересное в регионах