aif.ru counter
12

Валентин Рудский: "От природы зонтом не отгородиться"

Томский учитель, фенолог Валентин Рудский слушает, смотрит, читает про все ужасы погоды и продолжает свое неспешное ежедневное наблюдение за природой, которое длится уже полвека.

Томский учитель, фенолог Валентин Рудский слушает, смотрит, читает про все ужасы погоды и продолжает свое неспешное ежедневное наблюдение за природой, которое длится уже полвека.

"Ты там поправь ученых..."

Откровенно говоря, я и сам в случае каких-то аномальных явлений в природе звоню Валентину Григорьевичу, чтобы узнать его мнение. Что уж говорить о соседях, которые спешат к нему с вопросами, едва он появляется на крыльце своего дома в Академгородке.

"Валентин Григорьевич, вы говорили, сегодня двадцать девять градусов, а у меня на градуснике - двадцать шесть. Вы посмотрите у себя внимательней", - приступает к Рудскому бабуся из соседнего дома. В открывшийся недавно в Москве Институт глобального климата одним из первых пригласили для консультаций его, Рудского, председателя томской областной фенологической комиссии Географического общества.

- Валентин Григорьевич, что вас в молодости подвигло изучать природу, климат? Жили вы на томском севере, в райцентре. Но все равно - село, хоть и большое, от науки, системных наблюдений было далеко...

- Отчасти, видимо, наследственность, пример родителей. Отец, Григорий Северьянович Рудский, потомственный дворянин польского происхождения (даже фамильный герб имеется). Папа окончил Варшавский университет, потом стал военным, в гражданскую был офицером белой армии. Песня "Поручик Голицын" будто прямо про него написана. Отец имел широчайшее образование, он научил парабельцев делать с помощью навоза (до этого навоз просто сбрасывали в реку) теплые гряды, торфоперегнойные горшочки, выращивать огурцы и помидоры. До этого здесь из овощей растили только картошку. В тридцать седьмом отца обвинили в создании повстанческого батальона... из трех человек и расстреляли.

- Я много читал и слышал про то время, но первый раз узнаю, что был такой "повстанческий батальон". Но все же сына "врага народа"отправили на фронт?

- Призвали меня семнадцатилетним, в сорок четвертом, из десятого класса (нам "вдогонку" дали аттестаты об окончании школы). В сорок седьмом вернулся с войны, пошел проведать учителей. Один из них стал заврайоно. Он привел меня в школу, открыл дверь в класс, где дети сидели без учительницы - она одна была на два класса и бегала во время урока из одного в другой - втолкнул внутрь и дверь снаружи на ключ закрыл. Я испугался. Что мне делать, как себя вести? Только и жду, когда дверь откроют. А ребятишкам интересно, я же в форме, с медалями. Окружили, дергают за гимнастерку, за погоны, за ремень тянут, только что в рот пальцами не лезут... Вот так и стал учителем, ребята спрашивали, что да как в природе, мне надо было им отвечать. Вел все предметы, за исключением физики и математики. Потом уже, спустя годы, окончил заочно два факультета Томского пединститута (биологию и химию) и факультет декоративного садоводства Института имени Панфилова в Москве.

Учить приходилось не только детей. Было одно время такое течение - дать образование работникам районных учреждений, у многих из них и семилетки за плечами не было, а были и с нулевым "образованием". Один из таких, Родиков, директор комхоза, сам однажды преподал мне урок. Я рассказывал в этом взрослом классе о фотосинтезе, о хлорофилле, о том, что вся сила в зеленом листе, что в яблоневом, что в картофельном. И тут Родиков меня остановил. "Валя, - говорит, - ты еще молодой, ты подожди, послушай, что мы тебе скажем. О чем ты говоришь, при чем здесь листья. Картошка-то в земле. Я осенью ботву скошу, подожду недели две, картошка сока наберется, тогда и копаю. "Из земли, Валечка, все из земли. Ты там поправь ученых, которые тебя учат"....Со временем пристрастился я к наблюдениям за природой, климатом. В те годы фенология была развита даже больше, чем биология, тем более что в биологию в те годы политика вмешивалась.

"Пушкин был великий фенолог"

- Двое ученых - продолжал Рудский, - Серафим Иванович Хомченко и Владимир Алексеевич Батманов разработали в те годы точную, объемную систему самых простых наблюдений за природой, которые могут вести крестьяне, рыбаки, пчеловоды, школьники. Этим добровольным наблюдателям рассылаются карточки, в которых просьба - указать день того или иного события в природе. Например, когда рябина зацвела, когда черника созрела, когда муравьи пробудились, когда снег выпал и больше не растаял... Полтора - два десятка вопросов на каждое время года. Люди охотно откликались, понимая, что помогают науке.

В то время как раз большое влияние в стране имело Географическое общество, в котором фенология была одним из самых заметных направлений. Наблюдения за природой членами этого общества велись простыми людьми от берегов Ледовитого океана до южных границ. Мне тоже удалось создать в области сеть из тысячи таких добровольных помощников. Письма с почты большими сумками приходилось носить. Сейчас сеть сильно сократилась. Человек около ста осталось. Кто-то уехал, кого-то больше нет. Да и конверты стали дорогими.

Между прочим, в Америке насчитывается сорок пять миллионов наблюдателей за природой, животными, птицами. Праздник есть - "День сурка", когда по тени от животного или ее отсутствию определяют начало весны. Есть миллионы наблюдателей в других странах. Даже королева Англии ведет дневник наблюдений за воронами. А мы все отгораживаемся от природы "с помощью зонта", хотя в России испокон веков люди умели природу понимать. Пушкин писал "пастух и земледел в младенческие годы умеют уж предречь... и ветр, и майские дожди, младых полей отраду". Александр Сергеевич был великий фенолог, у него в каждом стихотворении наблюдения, взятые из природы. "В тот год осенняя погода стояла долго на дворе. Зимы ждала, ждала природа, снег выпал только в январе. На третье в ночь". Запомнил же!

- Валентин Григорьевич, говорят, что вы точно можете предсказать, когда в природе произойдет то или иное явление. Как вам это удается?

- Тут нет ничего необыкновенного. Давно известен, к примеру, эффект накапливающегося тепла. Сегодня средняя температура плюс один, завтра плюс пять и.т.д. А замечено, что, допустим, при тысяче градусов накапливаемого тепла распускаются почки у березы. А когда я вижу по сводке метеостанций, что сумма накопленного тепла четыре тысячи, то знаю, даже не выходя из дома, что в этот момент черемуха зацвела, какая бы погода ни стояла. Институт глобального климата ко мне потому и обратился, что у меня есть множество системных наблюдений, помогающих объяснить природные явления.

"Идет "реформа" климата"

- Боюсь, что вас уже достали вопросами про теплую зиму. Но все же, что означает эта аномалия с точки зрения последних нескольких лет. В ретроспективе и перспективе?

- Тут надо различать два понятия - погода и климат. Климат составляется из погод, не меняется тысячелетиями. Я как-то встретился близ села Нёготка на Тыме с археологами. Они там раскапывали стойбище человека трех с половиной тысяч лет давности. И я спросил, что на этом месте тогда было, какая природа. "А все то же самое, - ответили. - Те же сосны, та же черника...". Смена климата происходит не так быстро, она происходит примерно каждые сто пятьдесят миллионов лет. В этом промежутке периоды похолодания продолжаются сто тысяч лет. Последний межледниковый период начался 10 - 18 тысяч лет назад.

- А что же теперь такая теплая зима? Аномалия?

- Я считаю, что это пореформенное время, то есть идет "реформа" климата. Он меняется без участия человека, по своим законам, но, как и в человеческих реформах, не все меняется сразу, не все становится по-другому. Если идет реформа холодного климата, то это не значит, что он потеплеет в двенадцать часов ночи. Он "ломается", и только когда закономерности (теплые зимы) будут повторяться много раз, можно сказать, что климат сменился. Поэтому ничего удивительного, что в прошлом году было холодно, а нынче тепло. Если, повторяю, в последующие годы будут такие же теплые зимы, тогда станет понятно, что реформа произошла и климат сменился. Но я не считаю, что зима у нас ненормальная. Погода имеет варианты (в отличие от климата).

Вот возьмем 1 февраля. Суточная средняя температура в этот день для Томска, по многолетним наблюдениям, минус 18,2. А среднее отклонение в ту или иную сторону - для этого дня, также по многолетним наблюдениям, - 9,5 градуса. То есть могла быть как минус 27,7 так и минус 8,7. Она и была у нас в этот день около минус девяти. Словом, никаких глобальных природных катаклизмов, затоплений континентов и стран нам бояться не надо. Надо просто терпеливо наблюдать за природой.

Смотрите также:


Загрузка...
Газета
Самое интересное в регионах